Меню

Экспедиция по Полярному Уралу. День 4-й

  • Опубликовано: 21 августа 2013
  • Просмотров: 894
  • Бюджет поездки: $
Экспедиция по Полярному Уралу. День 4-й

«По тундре, по железной дороге,
где мчится поезд Воркута-Ленинград…»

Взглянув с недоверием на гору Синюю, попросили Михаила во время завтрака вместо скатерти расстелить карту. Нужно было убедится в том, что мы ставим перед собой реальные цели. Посмотрели. Покряхтели. Помычали…
Настоящие мужчины от своих слов не отказываются. Решили, ехать в сторону Воркуты. Через оз. Большое Щучье. Мы знали, что там есть кордон егеря заказника. У него можно было уточнить дорогу. Каждый про себя подумал, что вот до егеря доедем, а там уж посмотрим как быть дальше.

Позавтракали, собрались, поехали. Практически весь груз, который был у нас и на «Петровиче» мы смогли примостить на квадроциклы. Погрузили даже столы с табуретами. Оставили только большую грязную сковороду, которая к тому времени относилась к предметам роскоши и перестала быть необходимым скарбом. И еще какую-то мелочь.

Костин навигатор показывал 25 км по прямой. Всего-то.

Нужно ли говорить, что обратно вновь двигались в полуплавь. Только против течения.

 

Константин на своем непотопляемом Коте со шноркелями дорогу особо не выбирал и очутился в силу своего упорства на противоположном берегу. Пытался двигаться паралельно с нами вверх по течению, но уперся в крутой берег. Вернуться к нам не давало течение. Перевернуть квадроцикл на глубине больше метра, когда он становится излишне плавучим очень легко. Повернулся боком, запнулся колесом об камень и центр тяжести переместится в самое оптимальное положение. Я люблю повторять, что в наших краях шноркели особо не нужны. Там где ты можешь нырнуть по шноркель тебя смоет течением.

Костю спасал не менее шноркелированный БРП Сергея. Цепанулись крюк за крюк и не дали Косте уплыть в Северный Ледовитый океан.

И вот, в третий раз мы переходили брод через Хадату в одном и том же месте. Воды из-за дождей прибыло.

В горах это явление обыденное. Ребята в районе Харпа оказались запертыми уже через пару часов, после того как прошли «сухие камешки» в пойме реки. А в Краснодарском крае целые поселки смывает. Об этом все знаю не хуже меня.

Дальнейшее движение пошло шустро. После переправы началась неплохая дорога. Через полчаса мы подошли к очередному стойбищу.

Встречали радушно. Много спрашивали про технику. Сказали, что мы первые на таких пепелацах. Поили чаем, кормили ягодами.

Мужики каслали на Севере. В стойбище остались старики и дети. Хозяин, если правильно помню, Анатолий из рода Вэнго, не так уж стар. Всего 53.

Бабушка выводила покормить домашнего оленя. Он в детстве себе чего-то повредил и его выхаживали в чуме. В каждом стойбище есть домашний олененок.

Хозяйство в чуме нехитрое. Но продуманное до мелочей и очень функционально. Это — настоящий чум и настоящий быт. Очень гостеприимная хозяйка. По другому просто не бывает.

Пока ребята отдыхали, я вышел пофоткать внешнее устройство стойбища.

Оно, в принципе, везде одинаково. В нартах хранится все: барахло, продукты…

Вот так хранится свежее мясо. Подсыхает, но не портится.

Мы купили в прок пару ляжек разделанного несколько дней назад оленя. Увезли с собой. Цены в тундре не такие высокие, как на рынке в Салехарде.

Я вот такие сравнения векового опыта и научно-технического прогресса называю, как столкновение цивилизаций. Между прочим, у деревянной конструкции с фотографии из абсолютных позиций перспектив больше, чем у соседней железной.

Это паренек веселил всех своей открытой простотой и непосредственностью. Зовут его Вадим. Вадим маленький.

Он раза четыре проделывал вот эту процедуру с мармеладками, которые мы преподнесли в месте с другими достижениями пищей промышленности в дар как гости.

Стоило только взрослым отвернуться, как он с неизменной улыбкой упрямо прятал сладости прозапас.
Нельзя сказать, что дети в тундре сладкого не дополучают. Сахар, сгущенка, конфеты… Нынче это все доступно. Ягоды! В период созревания голубики у всех детей тундре, да и не только детей, синие рты и языки. Собирать ягоды в этот период — постоянная обязанность детей.

Старший Вадим отцепил от нарты привязанного пса неизвестной мне породы

Пес оказался очень любвеобильным. И скакал и ластился, и выгибался. Заглядывал в глаза, лез обниматься. Псу так понравился Костя, что тому пришлось станцевать с ним пару быстрых и одну медленную композицию.

Пес быстро учился модным городским танцам. Здесь он повторяет за Костей дискотечное движение «ножницы»

Двинули дальше. Дорога была нормальной. Главное, что она была. Изредка останавливались.

Места, конечно, красивейшие. Я их фотоаппаратом особо передавать не умею. Надо Сергея Долю как-то пригласить в поход. Пусть поснимает, он же лучший трэвэл-фотограф.

Часа через полтора показалось оленье стадо. Звери кинулись от нас в рассыпную. Хоть они никогда квадроцикла не видели, на всякий случай решили испугаться.

Рядом стояло следующее стойбище.

Если кто думает, что в горах и в тундре никого нет, тот ошибается. И тут и там тебя всегда видят. Может не непосредственно, но твои следы все расскажут о тебе. Окурки, гильзы, звуки, протектор и т. п. И еще. Никто не знает как они это делают, но слухи и новости распространяются в наших местах не медленнее, чем в какой-нибудь Рязанской губернии. Только без телефона и интернета.
Бывало, что подстрелившего в глухомани хозяйского оленя браконьера без труда вычисляли так, что по возвращении домой в город его уже ждала оперативная группа для задержания за кражу. Не надо в тундре шалить. Местное население может пошалить так, что ты даже смысл их шутки понять не успеешь. Особенное если его там и не предполагалось. Но чаще они просто обижаются. Приветливость и открытость в наших краях — это норма.

Если у тебя нет очень веского повода, то останавливаться нужно возле отдаленных стойбищ обязательно. Хоть на секунду. У нас не бывает, чтобы в тундре взяли и разъехались две идущие на встречу друг другу упряжки, вездеходы и т. п. Хотя бы поздороваться. Ты — канал коммуникации, даже сам того не понимая. Тебя или что-то спросят или что-то скажут, о чем-то тебя спросят потом. Может оказаться так, что нужно будет что-то срочное передать или дать куда-то позвонить про спутниковому. Не отказывайте. Совсем недавно наличие спутникового телефона у егеря в 20 км от стойбища позволило спасти девушку, у которой открылась язва. Вызвали вертолет санавиации и все обошлось благополучно. Нет ничего ценнее человеческой жизни.
Поэтому мы общались. Нас, конечно, спрашивали про квадроциклы. То же самое спрашивали, что и все. Подтверждали, что нас таких видят здесь первыми.

Местами приходилось продираться по грязи. Михаил, кроме своего шмотья, пер на горбу своего Х8 литров 150 бензина.

И, наконец, мы въехали в удивительной красоты долину, залитую солнечным светом.

Буквально, через 3 км. дорога нас вывела к истоку реки Б. Щучья, которая выливается из одноименного озера. Это просто сногсшибательное озеро. Его рисует фантазия заполненным водой ущельем (с официальными глубинами более 100 м). В истоке стояло несколько строений кордона. Навстречу, пронзительно нас рассматривая, вышел егерь по имени, как мы узнали позже, Фарид. Убедившись, что мы добропорядочные граждане и «подтвердив наши мандаты» он растаял от перспективы нормального за 2 месяца одинокого дежурства общения в компании своих мужиков, а не странноватых изредка тут пробегающих туристов.
Фарид оказался замечательным человеком, глубоко верующим и искренне любящим природу. Но в наши дела он не вмешивался, лишь помогал с бытом.

Мы, не сговариваясь, решили, что путь в Воркуту очень удачно досрочно прервался. Мы наконец-то поняли, куда все это время ехали!

Купленное по дороге оленье мясо порубили и водрузили на огонь. Горячее!!! Давно кроме чая ничего горячего не кушали.

Фарид затопило нам баньку. Пусть она была неказиста. Главное, поры открывала.
Мы пошли осваивать новые пространства.

Теперь мы знали, что у нас будут и радиалка и рыбалка! Никто не думал о возвращении. Все только начиналось!

Автор статьи: Алексей Ардышев