Меню

Фото Полярного Урала

  • Опубликовано: 21 августа 2013
  • Просмотров: 1431
  • Бюджет поездки: $
Фото Полярного Урала

Путешествие задумывалось еще в мае-июне этого года. Честно сказать, в реализацию замыслов я не очень-то верил, поэтому уехал без лишних раздумий в отпуск. Лишь перед самым отлетом мне сообщили дату старта – 18 августа – точно на следующий день после моего возвращения.

Но все пошло своим правильным ходом и в итоге сложилась группа из 6 человек на 6 квадроциклах.

Для меня основным спонсором выступил Салехардский «Поларис-центр», который вместе с остальными участниками похода взяли на себя часть моей подготовки в экспедицию, за что ему и моим друзьям большое спасибо!

Маршрут особо не обсуждался. Установили направление – на Север, поворот через 70 км и примерную конечную точку – река Большая Хадата. Основной задачей поставили «добраться», второстепенной – «половить хариуса».

В Салехарде, как я уже писал в своем блоге, квадродвижение бурное развитие получило в этом году. В прошлом году я знал лишь 5 квадроциклов. В этом только дилерами было продано порядка 30. Для нашего маленького города это заметная прибавка – на улицах города и на форумах техники стало больше.

Поэтому опыт такой экспедиции был тоже первый.

4 человека из группы – условно, салехардцы, которые минимально вылазили на такой технике в тундру и горы. Пожалуй, больше всех наколесил к тому моменту я благодаря прошлогодним вылазкам и нынешним разведкам.

2 человека в группе – были, тоже условно, «тюменцы». Эти ребята опытные по матчасти и вождению. Они в итоге позволили раздвинуть нам рамки представлений о возможности техники.

И так, начинаю свой рассказ, подкрепляя его фото Полярного Урала и мощной техники, находящейся в нашем распоряжении.

1 день – Старт

18 августа стартанули не очень рано. Часиков в 9. Солнечная погода, хорошее настроение, ожидание приключений и позитива.

Вся группа в полном составе собралась впервые только в день старта. Мы, конечно, непосредственно или заочно друг друга знали. Большая Тюмень (область с округами) –  большая деревня. Более или менее «выпуклые люди» находятся на виду. Опасений, что кто-то может не сойтись характером, не было. В конце концов, тундра большая – буяна не найдут (шутка).

Я, выехал на своем новеньком «велосипеде» (Поларис турист 500, НО на заводских шинах смотрится рядом с другими малышом) с минимальной загрузкой.

Сергей к своему двухцилиндровому БРП прицепил новенькую тележку и захватил ружье в кофре, что весьма предусмотрительно в таких путешествиях.

На выезде из города, перед паромной переправой, возле местной достопримечательности –памятника мамонту – сделали групповую фото со штатива.

И так, в нашей команде:

  • Михаил на Х-8
  • Сергей на БРП
  • Алексей (Я) на спортсмене 500 карб.
  • Костя на Коте
  • Дима на спортсмене 500 впрыск
  • Саша на Бейсике

С собой, кроме шмурдяка, взяли по 40 л. бензина. Остальной бензин и большую часть провианта отправили на сопровождавшем нас первые 2 дня дружественном «Петровиче».

Для того, чтобы попасть из Салехарда на начало пути нам необходимо переправиться на пароме на левую сторону Оби к г. Лабытнанги.

На пароме, как это обычно бывает, мужики задавали стандартный набор вопросов: Куда…?, Сколько стоит?, Сколько выжимает? Какой расход?... Мы выдали стандартный набор ответов. Как раз прошло 20 минут хода до противоположного берега.

Кто-то сделал последние звонки, дал последние наказы, надиктовал на всякий случай завещание.

В Лабытнангах произвели последние закупы: вода, сигареты, батарейки, добили бензином баки и в путь.

Первая часть пути обещала быть нехлопотной. Нам нужно было проехать 70 км. по так называемой «Бованенковской дороге» – добротной отсыпке, идущей вдоль ж/д Обская –Бованенково. По этой технологической трассе интенсивно завозили грузы на обустройство Бованенковского месторождения. Общая протяженность автомобильной дороги – более 500 км. Я дальше 130-го км. не был. Из себя она представляет засыпанный крупным щебнем и камнями большак с ямками и кочками. С этого года дорога стала закрытой. В начале пути стоит пост с ведомственной охраной, который мы просто-напросто объехали по тундре.

Скорость на этом участке пути составляла 40-50 км/ч. Я переживал за квадрик с тележкой, но хладнокровность пилота и техническая крепость самой телеги позволили им практически не отставать от остальных.

Дорога, как и все коммуникации изрядно обветшали. Наверное, это стало одной из причин ее закрытия. Хотя этот мост через Харбей всегда был таким.

Природа уже радовала. Особенно наших тюменских друзей. Прозрачные горные реки и разноцветная тундра.

Позади Кости мост параллельно идущей железки.

Хорошим свойством Бованенковской дороги является ее исключительная трясучесть, что позволяет протестировать все завязки, узелки, резинки и прочие крепления. Если на Бованах не отвалилось, значит, все правильно сделал!

Проверка давления шин – тоже вынужденный ритуал. По хорошему за все время пути их нужно было раз 10 спустить и надуть, так как менялось покрытие (асфальт, щебень, камни, торф, болото и т.п.).

Конец хорошей дороги. Как в анекдоте. 70 км (два дня) прямо, потом направо. За речкой Лонготъеган наш путь лежит через тундру и горы. Небольшой перекус, чай из термоса, переобувание и ныряние в заболоченные предгорья.

До встречи с «Петровичем», который вышел накануне в полночь, нам нужно пройти 15 км, превратившиеся в два с лишним часа ходу.

Главное в тундре – объезжать ровные травянистые участки, которые обязательно обводнены и не попадать в колею от вездехода. Колея рыхлая, глубокая и сырая. Туда может поместиться половина квадроцикла.

Но в целом, ехать можно. Если осторожно. Иногда это похоже на кадры наступления немцев цепью из кинофильма.

Телега раздолбала фаркоп на БРП, поэтому ее перецепили к Коту. Она подпрыгивала, норовила опрокинуться и завалить квадроцикл, но ехала и плыла.

Первые два часа ушли на получение навыков движения по коварной болотистой местности. Провели дозаправку. Поправили ружейный кофр, который разболтало от тряски. Подобрали сопли и стиснули зубы.

Проехали мимо знакомого стойбища. Отвлекать людей не стали, да и сами уже порядком задерживались.

В одном месте я провалился в узенький ручеек, который оказался мне глубиной по пояс. Если у Кости получится восстановить подмокший телефон, то, надеюсь, я смогу продемонстрировать этот комичный момент, где на ровном месте не хватает полчеловека и колеса от квадроцикла.

В конце концов состоялась долгожданная встреча на Эльбе (Лонготъегане), где нас ждали Виталий, Николай и Алексей с запасами топлива и продовольствия, горячими и крепкими напитками (чаем, кофе и т.п.), кусками пойманного накануне малосольного хариуса и новыми впечатлениями. Сегодня мы еще должны успеть дойти до Большой Хадаты…

Вторая половина первого дня

В грандиозных планах на день было добраться до речушки Б. Хадата.

Сама речушка находится в горах, а пробираться к ней предстояло по вездеходным дорогам, которыми Полярный Урал изрезан со времен его изучения геологами, геофизиками и прочими научными работниками. Изредка можно встретить следы их баз. Эти дороги практически всегда (за исключением отдельных перевалов) идут по долинам рек, где склоны не так круты. Дороги существенно упрощают передвижение хотя бы тем, что обозначают, где проехать можно в принципе.

Иногда вместо вездеходных дорог нами использовалась ворга – дорога, если можно так сказать, для упряжек оленеводов. Она выделяется на общем фоне кустарниковой растительности. Это тоже проезжий для квадроцикла путь. Ворга, как правило, нам помогала в местных локальных перемещениях.

А если нет ни того и ни другого, а ехать хочется, то для понимания, куда можно сунуться, подходила и звериная тропка. Самая распространенная – заячья. В зарослях приземистого кустарника рельеф непонятен и сквозь прибитую растительность на тропке можно понять, есть в этом месте провал (яма, промоина, ярок и т.д.) или можно проехать. Тундра по своим свойствам такова, что если пройти 3-5 раз по одному месту, появляется четко выраженная на остальном фоне растительности тропинка.

Нам везло. После преодоления небольшого заболоченного участка мы попали на сносную вездеходную дорогу, по которой можно было даже разогнаться. Кровь со скоростью разогрелась и все замыслы показались вполне реалистичными. Не везло только с погодой. Синоптики говорят «местами дождь». У нас было наоборот: только редкими местами не было промозглого дождя.

Часа через полтора, чтобы собрать рассосавшуюся по дороге группу, сделали небольшой привал.

Дима снял на камеру окрестности – предгорье, долина реки.

Спущенные (насколько это возможно для движения по сырой тундре) колеса стали не выдерживать высокого темпа движения по каменистой поверхности. Саша разулся. И обували мы его с риском потери квадроцикла.

К счастью, все обошлось. Двинулись дальше.

А дальше случилось следующая незадача. Квадроциклы от «Петровича» дошли до предполагаемого нужного поворота первыми. Спустившись к реке, стали ждать. Но «Петрович» не появлялся. Нашей ошибкой было то, что мы расположились внизу у воды и не видели, как тот свернул в нужном направлении ранее, километра за полтора. Наличие раций не привело бы к такой проблеме. Они даже были: обе в моем кофре. Пока ждали, Дима поправил Косте фейс.

Обвинять «Петровича» в эгоизме сложно, потому что он и так нам очень помогал, а мы в нем нуждались, потому что он являлся самодостаточной вездеходно-продуктово-топливной единицей. Так как ошибиться дорогой было невозможно, отправили Диму по следам. И Дима пропал…

Решилось все тем, что Дима издалека поморгал фарами, кто-то еще это увидел и поморгал остальным, остальные сказали «едем» и все встало на свои места.

Но доехать до «Петровича» сразу не получилось. Обнаружилось, что у телеги пробиты оба колеса. Первое удалось вылечить жгутом, а у второго после демонтажа оказался боковой порез в пару сантиметров длиной. Все дыры были по бокам шин. Был поставлен диагноз: причиной были боковые прыжки телеги по камням на высокой скорости. Быстрому ремонту в полевых условиях колесо не подлежало. Было решено перегрузить палатку, которая, как потом оказалось, вполне подходила из-за своих размеров на роль штабной, стулья и 70 л. бензина на «Петровича» и даже послали за ним. Но потом смогли растолкать вещи по квадрикам, а бензин и телегу спрятать в кустах. В общем, сделали закладку (схорон или как там еще). Колесо забрали с собой.

Обитателей «Петровича» мы обнаружили мирно беседующими с коренными жителями: оленеводами Алексеем и Иосифом.

Они были на упряжке и Саша, вспомнив недавнее огненное бортирование колеса на своем квадроцикле, воскликнул: «… а оленя – лучше!», и полез к четвероногим друзьям знакомиться.

Мы двинулись дальше. Позади оставались долины одних рек…

А впереди ждали каньоны и долины очередных рек. Вот только погода слезила. Нужно отметить, что Урал – это не Кавказ и Кардильеры. Скалистых гор здесь не так много. Уральские горы, кто помнит из географии, старые, обветренные и осыпавшиеся. Седой Урал! – торговые бренды среднего Урала. В Башкирии, помню, даже такое пиво было. Поэтому здесь выглядит все не так экстремально. Тем не менее, опасность сорваться и перевернуться, а также шишки и синяки от этих декораций реальные.

На Хадату мы пришли затемно. Решили встать временным лагерем на том берегу. Эта река – первое серьезное водное препятствие для нас. Брод долго искать не пришлось, но он был изучен наспех. Я для себя понял, что есть коридор, в который нужно вписаться с учетом течения. Переезд осуществлялся по перекату, выше по течению от которог глубоко, а ниже – слив с быстрой стремниной.

Б. Хадата принесла нам первые потери: Х8 остался в воде. Потом было много споров, почему это произошло. Одни говорили, что не надо было глушить и все было бы хорошо. Другие твердили, что наоборот хорошо, что заглушил. Единодушия не было. Как по мне, так все просто. Как у ВВП: «Она утонула."

Восьмерку утащили поближе к планируемому месту ночевки. При попытке чего-то там посмотреть Миша сломал какую-то штуку, по которой поступает топливо. Эта самая штучка, как он нам тогда объяснил и как мне потом показали другие Х8-воды – очень уязвимое место этой модели.

В темноте продрогшие разбили лагерь и поставили 2 палатки. Ведь мы изначально планировали отдых с палаткой в наиболее подходящих для этого местах. Обитатели «Петровича» улеглись в тепле своей «консервной банке с крышкой» (люк на крыше ассоциируется в этом случае с ключом для открывания). Чем-то, уже не помню, поужинали и отключились.

Экспедиция по Полярному Уралу. День 2-й

Утро второго дня настало вовремя. Часов в 8.00. Спать было не холодно и не жарко. На улице было попрохладнее, а в спальнике – тепло. Самое лучшее время покемарить.

Миша, как говорится, «с самого с ранья» отправился к своему квадроциклу, который остался в метрах 300 позади у подножья соседней горы. Он по профессии спасатель! Мы за него не переживали.

Утро было хоть и ясным, но, как я сказал, зябким. Лагерь напоминал расшвырянную носком великана гору вещей и техники. Настроение поднял завтрак. И лагерь стал похож на пикник на обочине, а мы – на сталкеров.

Ясность мыслям придали различные тонизирующие напитки, которые казались роскошью. Но органичнее всего на выездах всегда выглядит этот сосуд. Кровь разошлась по жилам. Настроение поднялось. Некоторые начали позировать друг другу на фоне местных красот. А я сходил искупался в студеной воде. Не уберегся от объектива папарацци.

Сборы в это утро были продолжительными, так как вещи еще только начали занимать свои места в поклаже.

Миша к завтраку нашелся и сообщил, что смог приклеить на холодную сварку сломанную вчера штуковину, заменить масло и попытаться завести агрегат. Но запуска не получилось – сел аккумулятор. Поэтому первая наша остановка случилась у квадрика Миши.

Уже позже кто-то сказал, что Миша может починить все! Потому что квадрик был достаточно быстро реанимирован: откручены свечи и продуты цилиндры, заменено масло. После всех манипуляций Х8 завелся и мы поехали куда-то туда, вроде бы…

Наш «Петрович» пошел прямо по реке к месту постоянного лагеря, которое находилось километрах в 12 ниже по течению. Он дорогу не выбирал. Нам же пришлось вернуться к броду, где утонул накануне ЦФ. Вновь форсировали Хадату уже без приключений, но ЦФ замереть наши сердца все же заставил.

Дальше было много воды – мы шли вниз вдоль реки. Догоняли «Петровича». Скорость передвижения была не ахти. Сделали привал.

Как по команде выстроились в ряд. На фото все за кадром – остывают в реке.

Дальше вновь вода-вода. И сверху и снизу. Дожди шли, как по расписанию – каждый час. Между гор проносило, как по трубе очередную тучку и мы были то влажные, то сырые.

К месту постановки лагеря добрались часов через 5. Мы пришли по берегу, а «Петрович» пришвартовался в реке.

Ставить лагерь было непросто. Ветер сильный. Пришлось натягивать штормовые растяжки. Но до очередного дождя успели.

Забрали свои вещи с транспорта. Пока наш вездеход шел по реке, экипаж не терял времени. Чем уж Алексей поймал хариуса, я не знаю. Может, нижним бельем? Шутка. Пока мы ставили лагерь, наши друзья успели расчехлить удочки. Мастера рыбалки там были.

После обеда с «Петровичем» и его обитателями пришлось прощаться. Им нужно было возвращаться домой. Вездеход отдал концы (в смысле, швартовые) и красиво по течению отбыл домой.

Давление упало и сырость стала опускаться уже в виде тумана.

Вот так вот мы уставшие и приунывшие отсиживались в дождь в палатке Сергея (самая большая), а между ливнями выходили к костру и варили ужин.

Экспедиция по Полярному Уралу. День 3-й

Синяя гора или восхождение Кости на 20-ти тысячник. Третий день нашей поездки на квадроциклах предполагался не ходовым. Ехать уже устали. Хотелось сосредоточиться на второстепенных задачах – ловле хариуса.

Честно сказать, как прошла первая половина дня сказать не могу. Я, пожалуй, впервые в жизни проспал до часа дня. Сказалась усталость, вечерние проводы ребят на «Петровиче» и недавнее возвращение из Европы. Разница в часовых поясах сыграла со мной такую шутку. И никто ведь не будил. Было даже обидно, что все обходились без меня, а, может, и вовсе не заметили отсутствия. Позже Миша сказал, что завидовал мне с моим богатырским сном белой завистью.

Проснувшись в час дня, с удовлетворением отметил наличие солнца и отсутствие дождя. Вчерашний промозглый вечер существенно сбил эмоциональный настрой. Единственный плюс от этой падающей воды – убаюкивающий стук по тенту.

Ребята уже встали и попробовали позакидывать спиннинги. Рыбы не было! Была только надежда. Но наплывающие по трубе ущелья тучи эту надежду вытесняли в противоположном направлении. В горах дождик, если тучи несет вдоль долины – аэродинамической трубы, видно издалека. Такая надвигающаяся белая или темная пелена. На снимках дождя нет, потому что в дождь фоткать сыро и неинтересно. Чувствую только сейчас нехватку хмурых кадров для передачи настроения.

Когда еще ехали в предгорьях, Костя или Дима (в общем, кто-то тюменский), выразил желание взобраться на одну из вершин. Это дело обычное. Наверное, такое с каждым было, кто попадал в горы. Услышав, Саша заявил, что немедленно вручит этому «пионэру» 20 тысяч рублей. Такой вот жест сделает он от имени магазина по продаже квадроциклов, как спонсор и об этом узнает вся страна! Стимул был прекрасный. Эта история потом по возвращении много обсуждалась разными людьми. Мой коллега, например, после услышанного, выпалил, что он бы и за 5 полез!

Все, конечно, понимали, что залезть практически на любую гору Полярного Урала не составляет особого труда. Поэтому думали, кому бы дать заработать.

Идти вызвался Костя. Бедных квадроциклистов я не видел. Костя по своему виду и амуниции к ним точно не принадлежит. И желаю, чтоб никогда не принадлежал. Костей двигало другое: интерес, спортивный азарт и адреналин.

Костю собирали всем миром. Помогали советами, делились опытом восхождений. Тепло одели, навесили флягу со спиртом, вручили автомат и хотели в другую руку дать бензопилу, если вдруг патроны кончатся, но он смог нас убедить в том, что это лишнее. Потому, что автомат был уже у него.

На самом деле у Кости карабин, а не автомат. Знающие люди, наверное, сразу отметили. Подумав головой, мы поняли, что оружием имеют право пользоваться только его владельцы. Поэтому карабин незамедлительно так и не заряженным был возвращен владельцу. Вообще, оружие нам было необходимо только для отпугивания лесного зверя типа медведя. На всякий случай. Находясь в заказнике, пользоваться стволами запрещено!

Связь держали по рации. Для наблюдательного поста приспособили штатив от фотоаппарата. Получился командный пункт с 5-ю командирами и одним солдатом. Дима командует Косте, как получше ему встать, чтобы тот лучше смотрелся в 24-х кратный монокль.

Снимки с горы у Константина получились впечатляющие.

Наш восхожденец даже в телеобъективе выглядел так же, как в микроскоп та зверушка, которую подковал Левша.

Константина практически бездыханного мы встретили у подножья склона на квадроциклах. Он был мокр от пота, валящийся от усталости, счастливый от достижения и богаче на 20 тыс. рублей. Такси до лагеря стоило совсем недорого. Нужно сказать, что по возвращении в Салехард Саша торжественно вручил четыре красные бумажки покорителю безымянного двадцатитысячника. Деньги у нового хозяина не задержались, так как ими был оплачен шикарный банкет для участников квадроэкспедиции в ресторане «Охота».

Гора свое название получила чуть позже. Зарядил дождь, ветер. Поскучнело все, в том числе настроение. Чтобы как-то согреваться телом и духом, в ход пошел алкоголь. Его было достаточно. Полбутылки у меня до сих пор еще стоит в шкафчике.

Похолодало. Все пришли к мнению, что нужно принимать решение по поводу дальнейшей судьбы нашего похода. Запланированная стоянка с рыбалкой и радиалками до озера и в другие стороны казалась уже невыносимой. К вечеру, когда дух Маниту забил в бубен и огненный олень проскакал над нашими головами, все единодушно воскликнули: «Воркута!». С этим теплым и сухим словом мы сладко уснули в ту холодную (говорят что t падала куда-то к нулю) и мокрую ночь.

А на утро гору назвали «Синей!»

Экспедиция по Полярному Уралу. День 4-й

«По тундре, по железной дороге, где мчится поезд Воркута-Ленинград…»

Взглянув с недоверием на гору Синюю, попросили Михаила во время завтрака вместо скатерти расстелить карту. Нужно было убедиться в том, что мы ставим перед собой реальные цели. Посмотрели. Покряхтели. Помычали…

Настоящие мужчины от своих слов не отказываются. Решили ехать в сторону Воркуты. Через оз. Большое Щучье. Мы знали, что там есть кордон егеря заказника. У него можно было уточнить дорогу. Каждый про себя подумал, что вот до егеря доедем, а там уж посмотрим, как быть дальше.

Позавтракали, собрались, поехали. Практически весь груз, который был у нас и на «Петровиче» мы смогли примостить на квадроциклы. Погрузили даже столы с табуретами. Оставили только большую грязную сковороду, которая к тому времени относилась к предметам роскоши и перестала быть необходимым скарбом. И еще какую-то мелочь.

Костин навигатор показывал 25 км по прямой. Всего-то. Нужно ли говорить, что обратно вновь двигались в полуплавь. Только против течения.

Константин на своем непотопляемом Коте со шноркелями дорогу особо не выбирал и очутился в силу своего упорства на противоположном берегу. Пытался двигаться параллельно с нами вверх по течению, но уперся в крутой берег. Вернуться к нам не давало течение. Перевернуть квадроцикл на глубине больше метра, когда он становится излишне плавучим очень легко. Повернулся боком, запнулся колесом об камень и центр тяжести переместился в самое оптимальное положение. Я люблю повторять, что в наших краях шноркели особо не нужны. Там, где ты можешь нырнуть по шноркель, тебя смоет течением.

Костю спасал не менее шноркелированный БРП Сергея. Цепанулись крюк за крюк и не дали Косте уплыть в Северный Ледовитый океан.

И вот, в третий раз мы переходили брод через Хадату в одном и том же месте. Воды из-за дождей прибыло.

В горах это явление обыденное. Ребята в районе Харпа оказались запертыми уже через пару часов после того, как прошли «сухие камешки» в пойме реки. А в Краснодарском крае целые поселки смывает. Об этом все знают не хуже меня.

Дальнейшее движение пошло шустро. После переправы началась неплохая дорога. Через полчаса мы подошли к очередному стойбищу.

Встречали радушно. Много спрашивали про технику. Сказали, что мы первые на таких пепелацах. Поили чаем, кормили ягодами.

Мужики каслали на Севере. В стойбище остались старики и дети. Хозяин, если правильно помню, Анатолий из рода Вэнго не так уж стар. Всего 53.

Бабушка выводила покормить домашнего оленя. Он в детстве себе чего-то повредил и его выхаживали в чуме. В каждом стойбище есть домашний олененок.

Хозяйство в чуме нехитрое. Но продуманное до мелочей и очень функциональное. Это настоящий чум и настоящий быт. Очень гостеприимная хозяйка. По-другому просто не бывает.

Пока ребята отдыхали, я вышел пофоткать внешнее устройство стойбища. Оно, в принципе, везде одинаково. В нартах хранится все: барахло, продукты…

Мы купили в прок пару ляжек разделанного несколько дней назад оленя. Увезли с собой. Цены в тундре не такие высокие, как на рынке в Салехарде.

Я вот такие сравнения векового опыта и научно-технического прогресса называю столкновением цивилизаций. Между прочим, у деревянной конструкции с фотографии из абсолютных позиций перспектив больше, чем у соседней железной.

Душой нашей новой компании стал паренек, который веселил всех своей открытой простотой и непосредственностью. Зовут его Вадим. Вадим маленький.

Он так радовался мармеладкам, которые мы преподнесли в месте с другими достижениями пищевой промышленности в дар, как гости. Стоило только взрослым отвернуться, как он с неизменной улыбкой упрямо прятал сладости прозапас. Нельзя сказать, что дети в тундре сладкого не дополучают. Сахар, сгущенка, конфеты… Нынче это все доступно. Ягоды! В период созревания голубики у всех детей тундре, да и не только детей, синие рты и языки. Собирать ягоды в этот период – постоянная обязанность детей.

Старший Вадим отцепил от нарты привязанного пса неизвестной мне породы.

Пес оказался очень любвеобильным. И скакал, и ластился, и выгибался. Заглядывал в глаза, лез обниматься. Псу так понравился Костя, что тому пришлось станцевать с ним пару быстрых и одну медленную композицию. Пес быстро учился модным городским танцам. 

Двинули дальше. Дорога была нормальной. Главное, что она была. Изредка останавливались.

Места, конечно, красивейшие. Я их фотоаппаратом особо передавать не умею. Надо Сергея Долю как-то пригласить в поход. Пусть поснимает, он же лучший трэвэл-фотограф.

Часа через полтора показалось оленье стадо. Звери кинулись от нас в рассыпную. Хоть они никогда квадроцикла не видели, на всякий случай решили испугаться.

Рядом стояло следующее стойбище.

Если, кто думает, что в горах и в тундре никого нет, тот ошибается. И тут и там тебя всегда видят. Может, не непосредственно, но твои следы все расскажут о тебе. Окурки, гильзы, звуки, протектор и т.п. И еще. Никто не знает, как они это делают, но слухи и новости распространяются в этих местах не медленнее, чем в какой-нибудь Рязанской губернии. Только без телефона и интернета.

Бывало, что браконьера, подстрелившего в глухомани хозяйского оленя, без труда вычисляли так, что по возвращении домой в город его уже ждала оперативная группа для задержания за кражу. Не надо в тундре шалить. Местное население может пошалить так, что ты даже смысл их шутки понять не успеешь. Особенное, если его там и не предполагалось. Но чаще они просто обижаются. Приветливость и открытость в этих краях – это норма.

Если у тебя нет очень веского повода, то останавливаться нужно возле отдаленных стойбищ обязательно. Хоть на секунду. У нас не бывает, чтобы в тундре взяли и разъехались две идущие на встречу друг другу упряжки, вездеходы и т. п. Хотя бы поздороваться. Ты – канал коммуникации, даже сам того не понимая. Тебя или что-то спросят или что-то скажут, о чем-то тебя спросят потом. Может оказаться так, что нужно будет что-то срочное передать или дать куда-то позвонить по спутниковому. Не отказывайте. Совсем недавно наличие спутникового телефона у егеря в 20 км от стойбища позволило спасти девушку, у которой открылась язва. Вызвали вертолет санавиации и все обошлось благополучно. Нет ничего ценнее человеческой жизни.

Поэтому мы общались. Нас, конечно, спрашивали про квадроциклы. То же самое спрашивали, что и все. Подтверждали, что нас таких видят здесь первыми.

Местами приходилось продираться по грязи. Михаил, кроме своего шмотья, пер на горбу своего Х8 литров 150 бензина.

И, наконец, мы въехали в удивительной красоты долину, залитую солнечным светом.

Буквально через 3 км. дорога нас вывела к истоку реки Б. Щучья, которая выливается из одноименного озера. Это просто сногсшибательное озеро. Его рисует фантазия заполненным водой ущельем (с официальными глубинами более 100 м). В истоке стояло несколько строений кордона. Навстречу, пронзительно нас рассматривая, вышел егерь по имени, как мы узнали позже, Фарид. Убедившись, что мы добропорядочные граждане и «подтвердив наши мандаты», он растаял от перспективы нормального общения в компании своих мужиков, а не странноватых изредка тут пробегающих туристов.

Фарид оказался замечательным человеком, глубоко верующим и искренне любящим природу. Но в наши дела он не вмешивался, лишь помогал с бытом.

Мы, не сговариваясь, решили, что путь в Воркуту очень удачно досрочно прервался. Мы наконец-то поняли, куда все это время ехали!

Купленное по дороге оленье мясо порубили и водрузили на огонь. Горячее!!! Давно, кроме чая ничего, горячего не кушали.

Фарид затопил нам баньку. Пусть она была неказиста. Главное, поры открывала. Мы пошли осваивать новые пространства.

Теперь мы знали, что у нас будут и радиалка и рыбалка! Никто не думал о возвращении. Все только начиналось!

Экспедиция по Полярному Уралу. День 5-й

Разместились мы вчетвером в вагончике. Удалось даже настроить в отопление. Спали в тепле. Михаил с Александром расположились в домике егеря Фарида. Мест только с матрацами у него было аж пять. Топилась печка.

После холодных мокрых ночей эти блага цивилизации были очень кстати. Баня, мясо на ужин и теплая постель заставили нас почувствовать новую напасть – недостаток… женского внимания. Та как были одни мужики, то темы разговоров в последствии закономерно начали смещаться во всем известную пикантную сторону. К счастью, психически все были здоровы и классически ориентированы. Поэтому пошлые шуточки про «горбатые горы» воспринимались адекватно.

Стоит ли говорить, что мы попали в Северный Рай? Полагаю, что вы сами это поймете, глядя на фотографии. Хоть и фотограф из меня неважнецкий, уж что-то передать я наверняка смог.

Погода, к сожалению, не отличалась стабильностью. Когда мы находились у слива из озера и на выходе из ущелья, погода шла по последнему. Облака тянул ветер. Тянул прямо на нас. Поэтому дождик можно было предсказать примерно за полчаса. А минут за пятнадцать до окончания облака, когда появлялись просветы, можно было смело ждать, что будет солнце. А если без ветра, то хариус начнет хватать мошку и можно вытаскивать в нахлыст. Тем не менее, утро началось со спиннингов. Практически, «не сходя с крыльца». Торопиться было некуда. Расчехлились ближе к обеду после всех моционов и завтрака.

Улов нас не обошел стороной. Мы были на озере новичками, а новичкам всегда везет.

Погода испортилась. По совету егеря мы отправились по берегу озера до избушки. Там должна была быть яма, богатая на крупную рыбу. Мы двинулись. Для этого необходимо пересечь Щучью. Дорога шла по берегу реки. Все в восторге подастовали фотики. Фотографировались и «на коне», и «с конем», и по-другому.

Сергей тем временем читал бортовой журнал – самодельную тетрадку, которую обычно ведут в таких домиках все останавливающиеся и проходящие. Многие, наверное, встречали. Туда записывают наблюдения, полезную информацию, представляются и оставляют контакты.

Жаль, что Костин телефон не выдержал похода. На него мы отсняли последние странички. Не запомнил контактов тех туристов, которые поведали нам, что гольца лучше ловить на выходе из озера и ближе к сумеркам.

Мы понимали, что это озеро – кульминация нашей экспедиции. Нам уже никуда не хотелось уходить.

Естественно, мы приступили к рыбалке. Но опять пошел дождик и рыба ушла за 13-й кордон. О чём я и сделал запись в бортовой журнал. Пару раз Дима просил меня войти в воду и отцепить от камней застрявшую блесну. Я был в броднях. После того, как вода доходила до пояса, я начинал думать о его 120-ти (170-ти, по слухам) глубине. И ужас начинал ко мне подбираться вместе с волнами. А еще я не хотел стать обедом для чудовища, рядом с которым по преданиям Лохнесский зверь просто лох без продолжения.

Когда выглянуло солнце, восторг сменился неконтролируемым восхищением!

С этого места открывались волшебные виды. Вот скалы, похожие на спину динозавра. Снег в горах. И не растаявший с зимы, и свеженький, выпавший ночью.

Но погоды уже не было. На стене висела карта заказника. Достаточно подробная. Названия многих объектов были прописаны.

Практически все названия на языках местных народов – хантов и ненцев. Тоска по женскому вниманию винтила все мысли в одну сторону и выделялось из всего многообразия собственных имен в основном то, что ближе к поясу. Например, мы решили, что озеро «Писято» назвали так потому, что там совсем не круто, а вот на озере «Писядато», наверное, очень здорово! Или, что на реку «Пэдератето» (за буквальную точность не отвечаю) нам точно не нужно.

Мы двинули домой. В смысле, на кордон.

Рыбу подсолили. Наша рыба годится в еду в любом виде. Щепотка соли на 10 квадратных сантиметров и блюдо готово! Конечно, была и уха. А как же иначе? И баня.

Вечером мы с Сергеем прошлись по тундре. Погоняли в кустах зайцев. За пятикилометровый заход свои хвостики пумпочкой нам продемонстрировали четверо косых.

5-й день был днем релаксации и адаптации. Ненавязчивая рыбалка. Небольшое путешествие. Воздух. Тишина. Покой!

З.Ы.: Забыл сказать, как мы помогли притащить Фариду дрова из соседней рощицы на противоположном берегу. С переменным успехом. Мы цепанули заранее им нарубленные толстые кривые ветки тальника удавкой к квадрикам. Веревка стянула эти корявые коряги и они становились похожими на щупальца, которыми цеплялись за землю и вязанка подскакивала, как живая. Процентов 70 перевезли через реку и скинули к бане. Остальное, как минимум, разбросали поближе к домикам. Жаль, что не фотографировали.

Экспедиция по Полярному Уралу. День 6-й

Сытая, сухая и теплая жизнь не всем пришлась по вкусу. Тянуло на приключения. Ревизия топлива показала, что у нас есть в запасе еще около 200 литров, чего должно было хватить на обратную дорогу и даже немного остаться.

Большая часть группы решила совершить радиалку за хребет. Посмотреть, как там вообще и еще залезть на проезжую для квадроцикла гору.

Но первую половину дня решили посвятить рыбалке. Благо, ходить никуда не нужно было.

К тому времени мы пытались вычислить виновника дождей. Наблюдения показали, что как только вся компания оказывалась на улице, начинал лить дождь. Кто-то явно был грешен. Версии были всякие, но к окончательной, к счастью, не пришли.

Рыбалка была разная. Но в основном не клевало. Наверное, потому, что у рыбы клюва нет.
Константин говорит, что в первый раз спининг в руки взял. Долго закидывал, крутил катушку. Через какое-то время изрек, что он, видимо, проклят местной рыбой, так как она не хотела кушать его блесну.

На выходе из озера должен был быть самый большой и вкусный хариус. Михаил был настойчив, как и остальные. И был вознагражден. Не остался «девственником» и Костя.

Эти тюменские ребята очень подолгу фотографировали друг друга. Потому что им было, что показать своим однотюменцам. Жаль, что память фото-телефона не дожила до конца путешествия. Там были отличные кадры и видео. Костя, восстанови память!

В солнце рыба шла получше. В дождик похуже. Тем не менее, рыба шла ко всем. Берег начал заполняться тушками средненького хариуса.

В солнечные моменты, когда хариус видел мушку, мы расчехляли нахлысты. Рыба не заставляла себя ждать.

Наловив на уху и немного на засолку для родных и близких, мы свернулись. Погода диктовала свои условия.

В обед вчетвером двинули на покатушки. Нам сказали, что за перевалом есть чудо-озеро, где так «много вкусного». Сергей с Сашей остались в наряде по кордону. А за перевалом было тоже интересно.

Приехали на озеро, но вкусное все съели до нас. Без комментариев.

Взобрались на гору, с которой открывался вид на озеро. Не могу передать эмоции. Было и ветрено и холодно. Но все это затмевалось восхищением.

По горе гуляли куропатки. Они с роду не видели ни человека, ни квадроцикл. Если бы они не начали движение, я бы по ним проехал. В результате они оказались от меня в 2-х метрах и совсем не собирались давать деру.

Дорога назад была крутовата, но проходима.

Константину явно не хватало драйва. Он решил на своем шноркелированном коте покататься по волнам.

Вечером начальство заказника уехало на другой кордон. Мы остались с новым егерем по имени Володька. Парень лет 30-ти. Из коренных. Он, как мне показалось, предчувствуя месячное одиночество, пытался наговориться впрок. У него было, что сказать по каждой теме. В каждом деле он был мастер и за советом в карман не лез. Злиться на него было невозможно. Он был совсем безобиден, хотя и спал с ножом под подушкой. Ребята ближе к ночи стали откровенно над ним потешаться.

Мы с Михаилом ремонтировали колесо от телеги. Еще во время дневной стоянки на Хадате он заштопал его веревкой от растяжки. Но внешняя заплата отказалась держать давление. Мы взяли с «Петровича» ремнабор для шин и я, разбортировав колесо с помощью отвертки и какой-то матери, проклеил порез изнутри. Заплатка подсохла. Мы начали корячиться, пытаясь водрузить шину на диск. Это было непросто. Ребята, видя наши муки, затеяли разговор про шины. Володька, естественно, сразу же поделился тем, что у него колоссальный опыт шиномантажа, после чего был шутливо направлен нам в помощь. Мы с Михаилом сразу-то не поняли, чего это Володька пальцы свои сует под отвертки и монтажку, тянет шину с диска, приговаривая: «Я сейчас научу вас, как правильно резину снимать!». Чувствую макушкой, как парни в стороне от хохота давятся… Понимаю насколько мы с Мишей нелепо выглядим со своими попытками усадить шину и Володькой, который делает то же самое, только наоборот. Злиться не было сил. Смеяться силы были… Колесо в конце концов укомплектовали. Резину посадили на место проверенным способом – с помощью взрыва. Накачали. Давление держалось.

Завтра стартовать. Мы хотели увязаться с вечера. Но так и не принялись за это. Оставили все на утро. А ведь было решено совершить единый героический переход до самого Салехарда. На этом и закончился наш увлекательный квадро-тур в этом не менее чудесном крае.

Автор статьи: Алексей Ардышев