Меню

Экспедиция по Полярному Уралу. День Первый.

  • Опубликовано: 21 августа 2013
  • Просмотров: 1378
  • Бюджет поездки: $
Экспедиция по Полярному Уралу. День Первый.

Путешествие задумывалось ее в мае—июне этого года. Честно сказать, в реализацию замыслов я не очень-то верил, поэтому уехал без лишних раздумий в отпуск. Лишь перед самым отлетом мне сообщили дату старта — 18 августа — точно на следующий день после моего возвращения.

Но все пошло своим правильным ходом и в итоге сложилась группа из 6 человек на 6 квадроциклах.

Для меня основным спонсором выступил Салехардский «Поларис-центр», который вместе с остальными участниками похода взяли на себя часть подготовки меня в экспедицию, за что ему и моим друзьям большое спасибо!

Маршрут особо не обсуждался. Установили направление — на Север, поворот через 70 км и примерную конечную точку — река Б. Хадата. Основной задачей поставили «добраться», второстепенной — «половить хариуса».

В Салехарде, как я уже писал в своем блоге, квадродвижение бурное развитие получило в этом году. В прошлом году я знал лишь 5 квадроциклов. В этом только дилерами было продано порядка 30. Для нашего маленького города это заметная прибавка — на улицах города и на формах техники стало больше.
Поэтому опыт такой экспедиции был тоже первый.
4 человека из группы — условно, салехардцы, которые минимально вылазили на такой технике в тундру и горы. Пожалуй, больше всех наколесил к тому моменту я, благодаря прошлогодним вылазкам и нынешним разведкам.
2 человека в группе — были, тоже условно, «тюменцы». Эти ребята опытные по матчасти и вождению. Они в итоге позволили раздвинуть нам рамки представлений о возможности техники.

Итак, начинаю свой рассказ.

1 день — Старт

18 августа стартанули не очень рано. Часиков в 9. Солнечная погода, хорошее настроение, ожидание приключений и позитива.
Вся группа в полном составе собралась первые только в день старта. Мы, конечно, непосредственно или заочно друг друга знали. Большая Тюмень (область с округами) — большая деревня. Более или менее «выпуклые люди» находятся на виду. Опасений, что кто-то может не сойтись характером, не было. В конце концов, тундра большая — буяна не найдут (шутка).

Я, выехал на своем новеньком «велосипеде» (Поларис турист 500, НО на заводских шинах смотрится рядом с другими малышом) с минимальной загрузкой.

 

Сергей к своему двухцилиндровому БРП прицепил новенькую тележку и захватил ружье в кофре — что весьма предусмотрительно в таких путешествиях.

На выезде из города, перед паромной переправой, возле местной достопримечательности — памятнику мамонту, сделали групповую фото со штатива.

Знакомьтесь с нами (с лева направо)
Михаил на Х-8
Сергей на БРП
Алексей (Я) на спортсмене 500 карб.
Костя на Коте
Дима на спортсмене 500 впрыск
Саша на Бейсике

С собой, кроме шмурдяка, взяли по 40 л. бензина. Остальной бензин и большую часть провианта отправили на сопровождавшем нас первые 2 дня дружественном «Петровиче».

Для того, чтобы попасть из Салехарда на начало пути нам необходимо переправиться на пароме на левую сторону Оби, к г. Лабытнанги.

На пароме, как это обычно бывает, мужики по задавали стандартный набор вопросов: Куда…?, Сколько стоит?, Сколько выжимает? и Какой расход?. Мы выдали стандартный набор ответов. Как раз прошло 20 минут хода до противоположного берега.

Кто-то сделал последние звонки, дал последние наказы, надиктовал на всякий случай завещание.

В Лабытнангах произвели последние закупы: вода, сигареты, батарейки, добили бензином баки и в путь.
Первая часть пути обещала быть нехлопотной. Нам нужно было проехать 70 км. по так называемой «Бованенковской дороге» — добротной отсыпке, идущей вдоль ж/д Обская — Бованенково. По этой технологической трассе интенсивно завозили грузы на обустройство Бованенковского месторождения. Общая протяженность автомобильной дороги — более 500 км. Я дальше 130-го км. не был. Из себя она представляет засыпанный крупным щебнем и камнями большак, с ямками и кочками. С этого года дорога стала закрытой. В начале пути стоит пост с ведомственной охраной, который мы просто-напросто объехали по тундре.

Скорость на этом участке пути составляла 40–50 км/ч. Я переживал за квадрик с тележкой, но хладнокровность пилота и техническая крепость самой телеги позволили им практически не отставать от остальных.

Дорога, как и все коммуникации изрядно обветшали. Наверное, это стало одной из причин ее закрытия. Хотя этот мост через Харбей всегда таким.

Природа уже радовала. Особенно наших тюменских друзей. Прозрачные горные реки и разноцветная тундра.

Позади Кости мост параллельно идущей железки.

Хорошим свойством Бованенковской дороги является ее исключительно трясучесть, что позволяет протестировать все завязки, узелки, резинки и прочие крепления. Если на Бованах не отвалилось, значит все правильно сделал!

Проверка давления шин — тоже вынужденный ритуал. По хорошему за все время пути их нужно было раз 10 спустить и надуть — так менялось покрытие (асфальт, щебень, камни, торф, болото и т. п.)

Конец хорошей дороги. Как в анекдоте. 70 км (два дня) прямо, потом направо. За речкой Лонготъеган наш путь лежит через тундру и горы. Небольшой перекус, чай из термоса, переобувание и ныряние в заболоченные предгорья.
До встречи с «Петровичем», кторый вышел накануне в полночь, нам нужно пройти 15 км, превратившиеся в два с лишним часа ходу.

Главное в тундре — объезжать ровные травянистые участки, которые обязательно обводнены и не попадать в колею от вездехода. Колея рыхлая, глубокая и сырая. Туда может поместиться пол-квадроцикла.

Но в целом, ехать можно. Если осторожно. Иногда это похоже на кадры наступления немцев цепью из кинофильма.

Телега раздолбала фаркоп на БРП, поэтому ее перецепили к Коту. Она подпрыгивала, норовила опрокинуться и завалить квадроцикл, но ехала и плыла.

Первые два часа как раз ушли на получение навыков движения по коварной болотистой местности. Провели дозаправку. Поправили ружейный кофр, который разболтало от тряски. Подобрали сопли и стиснули зубы.

Проехали мимо знакомого стойбища. Отвлекать людей не стали и да и сами уже порядком задерживались.

В одном месте я провалился в узенький ручеек, который оказался мне глубиной по пояс. Если у Кости получиться восстановить подмокший телефон, то, надеюсь, я смогу продемонстрировать этот комичный момент, где на ровном месте не хватает пол-человека и колеса от квадроцикла.

В конце концов состоялась долгожданная встреча на Эльбе (Лонготъегане), где нас ждали Виталий, Николай и Алексей с запасами топливо и продовольствия, горячие и крепкие напитки (чай, кофе и т. п.), куски пойманного накануне малосольного хариуса и новые впечатления. Сегодня мы еще должны успеть дойти до Большой Хадаты…

Вторая половина первого дня

В грандиозных планах на день было добраться до речушки Б. Хадата.

Сама речушка находится в горах, а пробираться к ней предстояло по вездеходным дорогам, которыми Полярный Урал изрезан со времен его изучения геологами, геофизиками и прочими научными работниками. Изредка можно встретить следы их баз. Эти дороги практически всегда (за исключением отдельных перевалов) идут по долинам рек, где склоны не так круты. Дороги существенно упрощают передвижение хотя бы тем, что обозначают, где проехать можно в принципе.
Иногда вместо вездеходных дорог нами использовалась ворга -дорога, если можно так сказать, упряжек оленеводов. Она выделяется на общем фоне кустарниковой растительности. Это тоже проезжий для квадроцикла путь. Ворга, как правило нам помогала в местных, локальных перемещениях.
А если нет ни того и ни другого, а ехать хочется, то для понимания куда можно сунуться подходила и звериная тропка. Самая распространенная — заячья. В зарослях приземистого кустарника рельеф непонятен и сквозь прибитую растительность на тропке можно понять есть в этом месте провал (яма, промоина, ярок и т,) или можно проехать. Тундра по своим свойствам такова, что если пройти 3–5 раз по одному месту, появляется четко выраженная на остальном фоне растительности тропинка.

Нам везло. После преодоления небольшого заболоченного участка мы попали на сносную вездеходную дорогу, по которой можно было даже разогнаться. Кровь со скоростью разогрелась и все замыслы показались вполне реалистичными. Не везло только с погодой. Синоптики говорят «местами дождь». У нас было наоборот: только редкими местами не было промозглого дождя.

Часа через полтора, чтобы собрать рассосавшуюся по дороге группу, сделали небольшой привал.

Дима снял на камеру окрестности — предгорье, долина реки.

Спущенные насколько это возможно для движения по сырой тундре колеса стали не выдерживать высокого темпа движения по каменистой поверхности. Саша разулся. И обували мы его с риском потери квадроцикла.

К счастью, все обошлось. Двинулись дальше.

А дальше случилось следующая незадача. Квадроциклы от «Петровича» и до шли до предполагаемого нужного поворота первыми. Спустившись к реке, стали ждать. Но «Петрович» не появлялся. Нашей ошибкой было то, что мы расположились внизу, у воды и не видели как тот свернул в нужном направлении ранее, километра за полтора. Наличие раций не привело бы к такой проблеме. Они даже были: обе в моем кофре.
Пока ждали, Дима поправил Косте фейс.

Обвинять «Петровича» в эгоизме сложно, потому что он и так нам делал услуг, потому что мы в нем нуждались, потому что он самодостаточная вездеходно-продуктово-топливная единица. Так как ошибиться дорогой было невозможно, отправили Диму по следам. И Дима пропал…

Решилось все тем, что Дима издалека поморгал фарами, кто-то еще это увидел и поморгал остальным, остальные сказали «едем» и все встало на свои места.
Но доехать до «Петровича» сразу не получилось. Обнаружилось, что у телеги пробиты оба колеса. Первое удалось вылечить жгутом, а у второго после демонтажа оказался боковой порез в пару сантиметров длиной. Все дыры были по бокам шин. Был поставлен диагноз: причиной были боковые прыжки телеги по камням на высокой скорости. Быстрому ремонту в полевых условиях колесо не подлежало. Было решено перегрузить палатку, кторая как потом оказалось вполне подходила из-за своих размеров на роль штабной, стулья и 70 л. бензина на «Петровича» и даже послали за ним. Но потом смогли растолкать вещи по квадрикам, а бензин и телегу спрятать в кустах. В общем, сделали закладку (схорон или как там еще). Колесо забрали с собой.
Обитателей «Петровича» мы обнаружили мирно беседующими с коренными жителями: оленеводами Алексеем и Иосифом.

Они были на упряжке и Саша, вспомнив недавнее огненное бортирование колеса на своем квадроцикле, воскликнул: «… а оленя — лучше!» и полез к четвероногим друзьям знакомиться.

Мы двинулись дальше. Позади оставались долины одних рек…

А впереди ждали каньоны, долины очередных рек. Вот только погода слезила.
Нужно отметить, что Урал — это не Кавказ и Кардильеры. Скалистых гор здесь не так много. Уральские горы, кто помнит из географии, старые, обветренные и осыпавшиеся. Седой Урал! — торговые бренды среднего Урала. В Башкирии, помню, даже такое пиво было. Поэтому здесь выглядит все не так экстремально. Тем не менее, опасность сорваться, перевернуться, шишки и синяки от этих декораций реальные.

На Хадату мы пришли затемно. Решили встать временным лагерем на том берегу. Эта река — первое серьезное водное препятствие для нас. Брод долго искать не пришлось, но он был изучен наспех. Я для себя понял, что есть коридор, в который нужно вписаться с учетом течения. Переезд осуществлялся по перекату, выше по течению от которого — глубоко, а ниже — слив с быстрой стремниной.
Б. Хадата принесла нам первые потери: Х8 остался в воде. Потом было много споров, почему это произошло. Одни говорили, что не надо было глушить и все было бы хорошо. Другие — что наоборот хорошо что заглушил. Единодушия не было. По мне так все просто. Как у ВВП: «Она утонула."

Восьмерку утащили поближе к планируемому месту ночевки. При попытке чего-то там посмотреть Миша сломал какую-то «херовинку», по которой поступает топливо. Эта самая штучка, как он нам тогда объяснил и как мне потом показали другие Х8-воды, очень уязвимое место этой модели.
В темноте продрогшие разбили лагерь — поставили 2 палатки. Обитатели «Петровича» улеглись в тепле своей «консервной банки с крышкой» (люк на крыше ассоциируется в этом случае с ключем для открывания). Чем то, уже не помню, поужинали и отключились.

Автор статьи: Алексей Ардышев